Агропром

Нацпроект «Развитие АПК»: первый среди равных

Нацпроект «Развитие АПК»: первый среди равных

Экономический прогресс в АПК, наметившийся несколько лет назад, поначалу оставался обойденным вниманием со стороны высоких властных структур. Взаимодействовали лишь отдельные «игроки» из круга чиновничьих и бизнес-элит. Не привлекая особого внимания, они поначалу получили доступ к наиболее привлекательной сфере АПК – переработке, привлекли инвестиции, реструктурировали производство. Действовали, правда, несколько наобум. В связи с чем в наследство от тех времен мы имеем, к примеру, масло-жировые производства, чьи мощности превышают объем доступного для переработки сырья.

Экономический прогресс в АПК, наметившийся несколько лет назад, поначалу оставался обойденным вниманием со стороны высоких властных структур. Взаимодействовали лишь отдельные «игроки» из круга чиновничьих и бизнес-элит. Не привлекая особого внимания, они поначалу получили доступ к наиболее привлекательной сфере АПК – переработке, привлекли инвестиции, реструктурировали производство. Действовали, правда, несколько наобум. В связи с чем в наследство от тех времен мы имеем, к примеру, масло-жировые производства, чьи мощности превышают объем доступного для переработки сырья.

Процесс реформирования пошел быстрее, когда российские трейдеры, выросшие из обанкротившихся полугосударственных АО, научились профессионально торговать зерном на экспорт. Одновременно на селе прошел процесс (не до конца, правда, завершившийся и по сей день) переделки земель и «пересмотра ценностей», в результате которого сформировались достаточно эффективные хозяйства, чтобы начать обеспечивать отечественным сырьем переработку и экспорт. Здесь как раз и высокие урожаи, и новые технологии, закупленные на Западе, пришлись очень кстати.

И, наконец, когда в правительстве поняли, что методом проб и ошибок село начинает постепенно возрождаться, то есть извлекать прибыли и приносить доходы в казну, ему было решено уделить повышенное внимание. Так среди прочих родился национальный проект «Развитие АПК».

С прагматической точки зрения этот проект, пожалуй, поприоритетнее других. Ведь в конце концов село – это производство. Местами его можно субсидировать, а где-то оно и само «пробьется». Это не говоря уже о стратегических соображениях продовольственной безопасности и многих других. К примеру, можно и ВТО «попугать» экспансией продукции российского АПК, чем так любят сегодня заниматься на юге России некоторые политики. Но этот «козырь» скорее для внутреннего пиаровского использования. То есть, конечно, патриотично – призвать аграриев за счет средств нацпроекта завалить Европу нашей родной колбасой, овощами, зерном. Но есть одно «но». Проект «Развитие АПК» не предусматривает поддержки отечественных производителей сельхозтехники. То есть люди – отдельно, средства производства – отдельно. И это выглядит как-то странно...

Нет комбайнов в своем Отечестве?

Казалось бы, после десятилетия развала у национальных сельхозмашиностроителей есть успехи, и немалые. Тот же Ростсельмаш, к примеру, удерживает по комбайновому производству 17% мирового и 65% рынка России и стран СНГ. В сжатые сроки создана принципиально новая «линейка» комбайнов во главе с роторным РСМ-181, с началом серийного производства которого в отечественном комбайновом парке будет заполнена «ниша» высокопроизводительных машин 6-7 поколения.

В такой ситуации государству по логике вещей стоило пролоббировать интересы комбайностроителей, «сыграть» на лизинге, субсидировании, экспортно-импортных пошлинах. Но если такие шаги и предпринимаются, то не часто и не надолго. Например, комбинированная таможенная пошлина на ввозимые зарубежные комбайны в размере 100 евро за 1 кВт мощности двигателя, за которую отечественные производители боролись почти три года, «проработала» всего полтора года, и с 1 июля с.г., вероятно, будет отменена. А значит, у зарубежных поставщиков и их российских дилеров вновь появится соблазн для применения всякого рода «серых» схем: от беспошлинного импорта сельхозмашин под видом включения их в уставные фонды предприятий до «секвестирования» НДС посредством занижения реальной стоимости техники.

Возрождение «серого» импорта, который было удалось потеснить благодаря специфической составляющей, вновь приведет к росту поставок зарубежной сельхозтехники в ущерб интересам отечественных производителей и национальной экономики в целом. А между тем с Запада к нам и без того сельхозтехники и запасных частей к ней завозят немало: только в первом квартале этого года – почти на $444,7 млн – в два раза больше, чем в 2006 г.

Для сравнения: Россия за аналогичный период экспортировала машин и запчастей всего на $51,2 млн. Но даже этот небольшой успех, на который по хорошему нужно было бы молиться, в скором времени может быть сведен на нет . И опять же – усилиями умелых зарубежных лоббистов.

Не так давно Европейский Союз ввел в действие директиву, согласно которой структурные фонды ЕС в 2007 – 2013 гг. могут выделять субсидии фермерам исключительно на закупки сельхозтехники, произведенной на территории стран ЕС. Итогом данной директивы станет приостановка поставок на территорию Евросоюза и стран-кандидатов в ЕС российских сельхозмашин, экспорт которых в последние пять лет постоянно возрастает. Только в торговле России с Болгарией ущерб, по оценке российского союза производителей сельскохозяйственной техники и оборудования для АПК «Союзагромаш», может составить до 24 млн евро.

Вот как умеют действовать умудренные «рыночным» опытом еврочиновники. Нам бы так научиться! И не потом, после вступления в ВТО, где мы, по заявлению некоторых высокопоставленных руководителей, собираемся героически бороться с практикой «двойных стандартов» и недобросовестной конкуренции, а уже сегодня, сейчас. В то самое время, когда под лозунгом вступления в ВТО нас начинают аккуратно теснить на собственном рыночном пространстве...

Особенности национальной зерноторговли

Трудно понять, чем вызвана подобная ситуация – общей недальновидностью российских чиновников или неким небескорыстным умыслом со стороны некоторых из них? Вроде бы все поголовно – до самых высоких уровней – выступают за поддержку национального АПК, который нельзя отдать на заклание международному агробизнесу. На деле же аграриям то и дело норовят подставить подножку.

Возьмем то же зерновое хозяйство страны. С июля 2005 по апрель 2006 гг. Россия экспортировала 11 млн. т зерна, оказавшись по этому показателю на пятом месте в мире после США (28 млн т), Канады и Австралии (по 17 млн т), Евросоюза (16 млн т). Аналитики утверждают, что это не предел. По их мнению, страна в состоянии увеличить урожай до 100 – 110 млн т в год, из которых 20 млн т можно будет направлять на экспорт.

Причем эти объемы будут активно востребованы, учитывая усиливающуюся из года в год глобальную тенденцию сокращения мировых запасов зерна. Так, по прогнозам ведущих экспертов из FAS USDA, к следующему году эти запасы вплотную подойдут к психологическому минимуму в 300 млн. т. Как в таком случае поведут себя цены – догадаться нетрудно. А значит, перед Россией с ее вполне обоснованными претензиями на место в первой тройке лидеров мирового зернового рынка откроются весьма заманчивые перспективы.

Но это – в теории. На практике мы снова видим целый набор «обстоятельств непреодолимой силы», справиться с которыми отчаялись как производители, и зернотрейдеры. Первые мечтают о масштабном государственном субсидировании кредитов и закупке сельхозтехники, вторые – об ускоренном возмещении экспортного НДС, снижении тарифов на железнодорожные перевозки, затрат на портовые услуги и сертификацию. И все опять же ссылаются на зарубежный опыт. Так, ЕС ежегодно увеличивает субсидии экспортерам зерна и довел их до 9 евро/т. Благодаря этому европейское экспортное зерно стоило в прошлом году как российское, то есть около $135/т. Особенно сильна поддержка производителей зерна во Франции: государство платит им 63 евро/т продукции, поэтому на внутреннем рынке зерно стоит 103 евро/т.

В начале сельхозсезона 2006 года участники рынка уже предлагали государству компенсировать им часть стоимости перевозок зерна, просубсидировать его экспорт и помочь с продвижением своей продукции за рубеж. Однако в Минэкономразвития сочли их просьбу об экспортных субсидиях противоречащей нормам ВТО. Здесь, правда, готовы рассмотреть возможность субсидирования экспортерам процентных ставок по кредитам.

С другой стороны, прочно утвердиться на мировых рынках российскому зерну мешают защитные меры стран-импортеров (к слову сказать, – членов ВТО). Да, себестоимость нашего зерна в прошлом году была ниже французского, но ЕС квотирует зерно и не настроен увеличивать российскую квоту, в рамках которой оно ввозится на льготных условиях.

Иными словами, куда ни кинь – всюду клин. Поможет ли вышибить его наше вступление в ВТО – это еще бабушка надвое сказала. Пока же аграрии действуют по принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

В откровенном интервью «Российской газете» президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский приоткрыл завесу над тайнами российского рынка зерна. В частности, он безаппеляционно утверждает, что в стране никто – ни Госстат, ни Минсельхоз, ни правительство – точно не знают реальных объемов собранных урожаев. Причина – «подпольные закрома Родины», в которых аграрии прячут зерно от налогов (только в прошлом году неизвестно откуда вдруг выплыли «лишние» 6 млн т).

По мнению А. Злочевского, наша система налогообложения сама стимулирует уход в тень участников рынка. Единый сельхозналог не включает на себя НДС. Если производитель выкидывает на рынок зерно для легальной продажи, он лишается НДС, то есть теряет 10% стоимости каждой партии, иначе эту партию у него никто не купит. Чтобы этого избежать, крестьянин ищет посредника с фирмой-однодневкой, которую в просторечии называют «помойкой». Она «отмывает» НДС и «умирает». А потом это зерно выплывает в легализованном виде на предприятиях переработки, которые покупают его через цепь посреднических компаний.

С другой стороны, у зерновых экспортеров главная проблема – возврат НДС. Точнее... невозврат.

Экспортер покупает зерно для вывоза только у легальных компаний, «отмытое» со всех точек зрения. Иначе его просто не оформит таможня. Но прежде-то это зерно было нелегальным, прошло через «помойки». Таможенные органы это не интересует, но у налоговиков подход другой. Они требуют доказательств, что с зерна, пока оно двигалось еще внутри страны по цепочке посредников, везде платился НДС. Естественно, экспортер таких доказательств представить не в состоянии. А не можешь доказать – не получишь возврата НДС. Что значит – потеряешь прибыль. Ведь сегодня возвращенный НДС – это, грубо, и есть доход экспортера, поскольку рентабельность экспортных операций крайне низка.

Такова только часть «особенностей национальной зерноторговли», порожденных недостаточным вниманием государства к отрасли. Или нежеланием (кому-то выгодным?) разобраться во всех нюансах. Действительно, куда как проще «рулить» нефтегазовым комплексом, который не подвержен капризам погоды и поэтому относительно предсказуем. Аграрный же рынок – самый рисковый. И поэтому, по мнению А. Злочевского, на нем неспособны выжить крупные акционерные компании типа того же «Газпрома». Только – сравнительно небольшие и частные, которые не сильно «светятся» и с трудом поддаются «внушениям».

Не оттого ли нынешним (да и не только нынешним) российским чиновникам аграрии «не по вкусу»? Не потому ли присутствует к ним подспудно подозрительное отношение? И не здесь ли коренится причина того, что наша агропромышленная отрасль, долгие годы обделенная вниманием государства, может оказаться самой неподготовленной к вступлению в ВТО?

Агропром, агропром, я тебя съем!

– Мы сильно ограничили себе возможности поддержки АПК, – говорит Аркадий Злочевский. – Сегодня мы тратим на это $2,5 млрд из федерального бюджета, плюс около $1,5 млрд стоят региональные программы, всего, стало быть, около $4 млрд. Напомню, что потолок поддержки, который разрешит нам ВТО, – $9,2 млрд. Казалось бы, до него далеко. Но всего два года назад вся поддержка составляла $2 млрд. Мы быстро достигнем потолка и упремся в него. А ЕС, наш прямой конкурент на наших же рынках, тратит на поддержку 50 млрд евро в год.

Вот тут как раз бы порассуждать о «мировой закулисе», «руке Запада», вновь протянувшейся к нашему горлу. Увы, все не так, как когда-то вбивали в головы советским пионерам. Или не совсем так. Эмоциональная составляющая во взаимоотношениях России с «зарубежом» времен «холодной войны» отошла в прошлое. Как бы американцы не бряцали своими элементами системы ПВО, а мы – своей новой «Черной Сатаной», вооруженных столкновений по старым сценариям XX века скорее всего не предвидится. Зато начнутся (уже начались!) столкновения другие – торгово-экономические: за рынки сбыта, передел сфер собственности, монополизацию отраслей. Одно из крупнейших ждет нас на «полях сражений» ВТО. И вот здесь стоит искать самых изощренных стратегий и тактик. К примеру, те же американцы тратят на питание бедных и обездоленных почти 50 млрд долларов в год, и все понимают, что это не столько социальная поддержка, сколько обеспечение гарантированного спроса на сельхозпродукты (так называемая «зеленая корзина»).

...Нет, ВТО не так страшно, как его порой «малюют» в наших СМИ. В конце концов и Три Поросенка спаслись от зубастого Серого Волка благодаря стараниям самого «продвинутого» из них, построившего для братьев прочное и устойчивое убежище.

Российские аграрии тоже нуждаются в таком. Только не стоит ждать, что прочные стены дадутся им даром – за счет привычных «поблажек» от государства. Стоит побороться за них. И, наверное, тогда – в столкновении интересов и мнений – национальный проект «Развитие АПК» наполнится конкретным содержанием. Не как простая «корзина» условно-доступных финансов, которыми крестьяне отчего-то не сильно хотят воспользоваться, а как реальный экономический манифест и руководство к действию.

Автор: Игорь Агафонов


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

Пока что новостей в этом блоке нет

Реклама