Агропром

Технадзор присмотрит...

Технадзор присмотрит...

Ростовский областной Гостехнадзор – один из лучших в стране. Тому подтверждение – Золотая медаль на специализированной Всероссийской выставке «Золотая осень» и диплом первой степени за внедрение передовых методов (технологий – как сейчас принято говорить) в работе. Всего здесь работают 66 человек. А лежат на их плечах – и контроль за качеством ремонта сельхозтехники, и подготовка ее к посевным и уборочным работам, и проверка хранения и состояния сельхозтехники, и еще многое-многое другое.  При этом, чем больше всех радуют высокие урожаи, чем больше приходит на поля принципиально новых машин, орудий и технологий – тем больше нагрузка и ответственность, которые ложатся на плечи аппарата Гостехнадзора, и тем выше должно быть качество  его работы.

Ростовский областной Гостехнадзор – один из лучших в стране. Тому подтверждение – Золотая медаль на специализированной Всероссийской выставке «Золотая осень» и диплом первой степени за внедрение передовых методов (технологий – как сейчас принято говорить) в работе. Всего здесь работают 66 человек. А лежат на их плечах – и контроль за качеством ремонта сельхозтехники, и подготовка ее к посевным и уборочным работам, и проверка хранения и состояния сельхозтехники, и еще многое-многое другое. При этом, чем больше всех радуют высокие урожаи, чем больше приходит на поля принципиально новых машин, орудий и технологий – тем больше нагрузка и ответственность, которые ложатся на плечи аппарата Гостехнадзора, и тем выше должно быть качество его работы.

Алексей Васильевич, начну с небанального вопроса: как вам, кадровому ростсельмашевцу, выпускнику знаменитого ВТУЗа, видится ситуация, когда специалисты высшего класса, такие же как вы, кадровые ростсельмашевцы, переходят работать в новые коммерческие структуры?

– Как вам сказать, двойственное, конечно, отношение. Но ведь что греха таить, если в структуре, услугами которой заказчик намеревается воспользоваться, таких «матерых» специалистов нет… Стоит еще подумать, стоит ли к ней вообще обращаться?

– Понятно, ну а к какой из действующих у нас в ЮФО компаний, можно отнести ваши слова, к примеру?

– Я думаю, что это – «Бизон» «Югтехкомплект» и еще пожалуй «Альтаир», еще, пожалуй, «Альтаир», ну и – «Техноком».

– Насколько я знаю, эти компании выигрывают еще и тем, что занимаются не просто сбытом, а предоставляют дополнительные сервисные услуги и гарантии, завоевывая таким образом себе клиентов на перспективу?

– Совершенно верно, «Бизон», к примеру, занимается, и очень неплохо, капитальным ремонтом, в том числе и с выездом прямо в поле, на место поломки.

– А насколько может быть «глубоким», в принципе, капитальный ремонт? Я имею в виду такие общеизвестные факты, что когда Ростсельмаш просто стоял, а хлеб чем-то убирать было надо, умельцы-механизаторы умудрялись собирать из двух-трех «умерших» комбайнов один «живой»?

– Высококлассные специалисты-инженеры, ныне ушедшие в коммерческие фирмы, способны на еще большее.

– Например?

– Да просто, собрать комбайн «с нуля». Ведь что такое комбайн, на самом деле? Это номерной агрегат, то есть то, что имеет «номера» – рама и мосты, на которых монтируется все остальное.

– И есть фирмы, которые этим занимаются?

– Конечно. Это – «Глория М», «Колос», «Ростовтрансавто» – в каком-то смысле. И другие.

– И как заводу-изготовителю такое нравится?

– А кому такое понравится? Тем более, что покупатель выигрывает (а завод теряет) на покупке каждой такой «копии» серийной машины по 500-600 тысяч рублей, причем фирма-изготовитель дает еще и год гарантии.

– И как часто такое практикуется?

– Обычно – только под заказ. Партиями, самое большое до 30 машин.

– Чтобы наши читатели могли сопоставить цифры, а сколько сейчас стоит сам «Дон»?

– Заводская цена уже вышла за два миллиона рублей, в зависимости от модели. Но чтобы быть объективными, надо учитывать, что импортные комбайны типа финского «Сампо» или немецких «CLAASов» – вдвое и втрое дороже, чтобы там ни говорилось о качестве.

– Но ведь какие бы они ни были дорогие, «Доны» все-таки покупают? И у нас, на Дону, покупки ростсельмашевских комбайнов из года в год растут?

– Да, и все это – благодаря губернаторской программе местного лизинга. Если бы губернатор Чуб о «своих» не заботился, не знаю, что бы сейчас делалось. Вспомните, что начало происходить, когда в начале перестройки государство стало от всего устраняться.

– По хлеборобской тематике можете привести пример?

– Например, судьба комбайна КЗС-3, который выпускал Таганрогский комбайновый завод. Хороший был комбайн, но завод не мог выпускать и продавать его достаточно большими партиями, чтобы производство было достаточно выгодным.

– Алексей Васильевич, давайте печальное прошлое не будем дальше вспоминать. Лучше расскажите напоследок что-нибудь хорошее о вашей структуре.

– Ну, у нас все самое хорошее, я уверен, еще впереди. Мы с 2000 года, когда были образованы, еще только продолжаем становиться на ноги. Например, заключили договора содружества и плотно сотрудничаем с Управлением юстиции, ГИБДД и другими госструктурами. А вот над подобным договором с таможней еще только работаем.

– А кстати, откуда вы берете кадры? Не из этих ли структур?

– Нет, у нас другая специфика. Абсолютное большинство «наших» – выпускники Зерноградской академии, она у нас базовая. И сегодня на базе академии проходит переподготовка государственных инспекторов Гостехнадзора. Есть у нас в этом направлении еще и некоторые неосуществленные планы.

– Ну что ж, остается вам пожелать успеха во всех начинаниях и для этого – достойных кадров на будущее.


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

Пока что новостей в этом блоке нет

Реклама