Экономика

Кто сдает «Дружбу»?

Кто сдает «Дружбу»?

В начале лета «Известия-Юг» уже писали о событиях, развернувшихся в станице Новодеревянковской вокруг скупки акций ЗАО «Дружба». Прошло немало времени, а конфликт продолжается...

В начале лета «Известия-Юг» уже писали о событиях, развернувшихся в станице Новодеревянковской вокруг скупки акций ЗАО «Дружба». Прошло немало времени, а конфликт продолжается...

В России на практике отработаны самые разнообразные схемы слияния и поглощения хозяйствующих субъектов – так называемые «рейдерские атаки». То, что происходит сегодня с крупными сельхоз-предприятиями на Юге России, возможно, представляет особую разновидность таких схем.

Жители станицы Новодеревянковской, где, собственно, и располагается ЗАО «Дружба», были уверены, что за контрольный пакет акций акционерного общества ведут борьбу несколько отдельных групп, среди которых основные соперники – местный Каневской мясокомбинат и компания «Вимм-Билль-Данн», якобы оказывающая поддержку директору хозяйства Н. Миренкову в защите от «недружественного захвата». Однако не так давно представители этих организаций публично опровергли свою причастность к спору за ЗАО «Дружба». До сих пор ни одного факта, подтверждающего заинтересованность упомянутых компаний в покупке хозяй-ства, не представлено.

Тогда с кем же директор и против кого отстаивает свободу своего предприятия?

Складывается впечатление, что неразбериха и паника среди рядовых акционеров были искусственно спровоцированы. Анализ информации свидетельствует о надуманности конфликта директора и «захватчиков». Образ лихих инвесторов, задумавших в одночасье взять власть на предприятии и не брезгующих при этом никакими методами, может быть просто дымовой завесой, декорацией, за которой скрывается истинный замысел всего происходящего.

По некоторым сведениям Н. Миренков еще с конца мая приступил к реализации заранее разработанного плана по передаче предприятия в собственность анонимной московской группировке, используя при этом финансовые средства и активы самого предприятия.

Вот как развивались события.

30 мая директор экстренно созвал неформальное собрание трудового коллектива. По его словам, в станице появились недобросовестные скупщики акций, которые любой ценой стремятся прибрать колхоз к своим рукам. Н. Миренков настойчиво призывал односельчан продавать акции самому хозяйству, чтобы они «не ушли на сторону». По всей станице были расклеены объявления аналогичного содержания. Формировались специальные группы из числа работников предприятия (от работы было освобождено порядка 50 человек), которые на служебном транспорте в рабочее время объезжали акционеров и уговаривали продать акции обществу.

На следующий день в правлении хозяй-ства началась массовая скупка акций с грубыми нарушениями процедуры, установленной законом: акционеры хозяйства не были заблаговременно официально уведомлены о предстоящей скупке акций, рыночная оценка их стоимости не проводилась, акции приобретались с нарушением преимущественного права покупки, договоры не содержали даты и имен покупателей, решение руководства о покупке акций оформлено задним числом...

По фактам этих нарушений Федеральной службой по финансовым рынкам была возбуждена проверка, у «Дружбы» затребована документацию по сделкам с акциями. Однако, понимая чем это может обернуться, Н. Миренков преднамеренно не исполняет требование госоргана о предоставлении документов, о чем составлен протокол об административном нарушении.

Между тем все усилия руководства предприятия были направлены на поиск наличных денег для расчета с акционерами. Необходимые суммы могли быть получены за счет распродажи запасов сельхозпродукции и скота. Видя, как ежедневно десятки фур что-то вывозят со складов хозяйства, станичники обратились в правоохранительные и контролирующие органы. Однако милиция и прокуратура, по мнению сельчан, ограничились формальными проверками, не пожелав разобраться в истинной подоплеке происходящего.

Если бы акции действительно переходили в собственность предприятия, и акционеры в этом реально убедились, конфликт постепенно затух бы. Но факты, к сожалению, свидетельствуют об обратном.

Есть свидетельства того, что, в одночасье «забыв» о «непрошенных инвесторах»,

Н. Миренков начал раздавать с таким рвением собранные акции никому не известным лицам с московской пропиской. В один день реестр закрытого общества увеличился на 27 столичных акционеров, каждого из которых директор одарил одной акцией «Дружбы». Мотив такой массовой щедрости становится очевидным после знакомства с тогдашним уставом ЗАО «Дружба», предусматривавшим ограничение в отношении количества акций, которые могут находиться в руках у одного акционера, – не более 1%. А тут уже – целых 27. Всего же результате проделанной операции в руках новых акционеров оказался пакет акций на сумму по некоторым прикидкам более 21,5 млн рублей.

Дальше – больше. Как известно, аппетит приходит во время еды, и уже 8 июня руководство «Дружбы» принимает решение о проведении внеочередного собрания акционеров по изменению устава. Через две недели собрание проводят в заочной форме. Резонный вопрос: почему в заочной? Вероятно, чтобы не задавали лишних вопросов типа «а что это за загадочные москвичи, что за люди, на которых были оформлены акции, чьи же все-таки они представляют интересы?»

По итогам собрания все преграды на пути неограниченной скупки акций были сняты. Предприятие перестало быть народным, а значит, оказалось фактически готовым к «захвату».

Теперь станичники, уверенные, что продают свои акции в пользу родной «Дружбы», пребывают в растерянности: каким образом их акции могли оказаться у совершенно незнакомых им людей, к тому же – не местных? В результате на сегодня в районном и арбитражном судах рассматривается около тридцати гражданских исков. Как указывается в заявлениях, документы оформлялись юристом «Дружбы» С. Мосьпан, деньги выдавались из кассы предприятия, все были уверены, что акции передают в собственность колхоза, а оказалось – их обманывали. Люди убеждены, что директор действовал неспроста, и в случае успеха хитроумного плана «московской группировки» в накладе не останется. Практика показывает, что новый собственник может оставить порадевшего ему опытного хозяйственника на руководящем посту и даже поделиться с ним частью акций, обычно – до 25 %.

Другой вопрос: что ждет хозяйство, считающееся градообразующим для ст. Новодеревянковской, в случае, когда новый-старый директор начнет диктовать ему волю пришлых хозяев, которым вряд ли есть дело до повседневных нужд и чаяний кубанских станичников?

Хроника

30 мая – директор «Дружбы» Миренков призывает сотрудников продать акции предприятию, чтобы «акции не ушли на сторону».

1 июня – в правлении акции оформляются на дочернее предприятие – Торговый дом «Дружба». По станице расклеены объявления: «ЗАО «Дружба» приобретает 100% своих акций по цене 4000 рублей за акцию».

2 июня – Миренков одаривает по одной акции 27 человек из Москвы. Представляет их всех по доверенности юрист «Дружбы» Мосьпан С.Н.

5-6 июня – акции, купленные на деньги «Дружбы», переоформляются с Торгового дома «Дружба» на 27 лиц из московской группировки.

21 июня – подан первый иск обманутого акционера к «Дружбе» о возврате акций.

25 июля – на организованном директором собрании снимается ограничение по количеству акций. «Дружба» перестала быть народным предприятием.

31 июля – На «Дружбу» наложен штраф 30 000 рублей за нарушение директором порядка оформления сделок с акциями.

7 августа – подан 39-й иск от обманутых акционеров к «Дружбе» о возврате акций.


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

Пока что новостей в этом блоке нет

Реклама