Экономика

Тихий Дон – за то, чтоб оставаться тихим

Тихий Дон – за то, чтоб оставаться тихим

Конец  прошлого – начало нынешнего года ознаменовались для жителей Дона бурными выборными процессами. Не так давно мы голосовали за депутатов Госдумы РФ,  и теперь донское «землячество» в высшем представительном органе страны, наверное, одно из самых многочисленных. Это и радует,  и в то же время невольно создает ощущение некой «смены вех», грядущих перемен, вектор которых расплывчат и оттого тревожен. Тем более, что впереди еще выборы...

Обозреватель «Известий-Юг» Аркадий Евич попытался разобраться – стоит ли нам реально беспокоиться насчет ближайшего будущего, и если да, то в чем опора стабильности и процветания?

Не за коммунистов,

не за демократов, а за всех донских жителей....

Для того чтобы понять, какие процессы происходят сегодня на Дону и как они уже отражаются и еще отразятся на жизни каждого из нас в течение следующего десятилетия, необходимо вернуться к истокам – к началу новейшей донской истории.

Помните – 1991 год, ГКЧП, Ельцин на танке, а в Ростовской области все, затаив дыхание, ждут – что скажет местная власть? Поддержит ли она «путчистов», и тогда повсеместно – от кооперативного ларька до студенческой аудитории – начнется сокрушительный «разбор полетов» или...?

Все-таки – или! В то время, как президиум областного Совета народных депутатов во главе с Леонидом Иванченко принимает прогэкачепистское решение ? 100, против него открыто выступает председатель ростовского горсовета Владимир Чуб. И сражу же завоевывает симпатии ростовчан, всерьез опасавшихся репрессий.

Именно с этого памятного августовского события более чем семнадцатилетней давности начался взлет политической карьеры нынешнего губернатора Ростовской области, а вместе с ним и государственное становление Дона как политически и экономически полноценного субъекта Российской Федерации.

Сегодня мало кто помнит, что кандидатуру Владимира Чуба в качестве главы только-только формируемой в то время областной администрации в числе еще двух претендентов обсуждал все тот же областной совет. Большинство депутатов проголосовало за Чуба, а Ельцин только утвердил решение парламентариев. В свою очередь, губернатор, заступив на должность, не стал «разгонять» Советы, как это сделали в некоторых других регионах: вплоть до 1993 года органы исполнительной власти новой России мирно сосуществовали с органами уже несуществующей советской власти.

Что это? Проявление широты взглядов, демократичности? Или тонкий расчет реалиста Чуба, который никогда не «разбрасывался» ценными кадрами. В частности, поддержал выдвижение «нейтральной» кандидатуры Александра Попова на пост главы последнего

облсовета, а затем главы Малого Совета области. Кстати, взвешенная политическая позиция Александра Васильевича помогла тому, что в октябре 1993 года, когда в Москве танки стреляли по Белому Дому, «Ростовская область, – по словам Владимира Чуба, – сумела избежать крайней конфронтации».

Можно сказать, что вот это умение преодолевать крайности, обходить острые углы в полической и экономической сферах, стало на долгие годы фирменной «визитной карточкой» наших областных властей. «Я не согласен с тем, что объединение на почве ненависти может привести к хорошей жизни», – в свое время сообщил Владимир Чуб газете «Аргументы и факты». И, видимо, не погрешил против истины. За более чем полтора десятилетия его губернаторства областная администрация ни разу не пыталась разыграть ни «национальную», ни «ура-патриотическую», ни другие якобы выигрышные политические «карты».

Самое яркое тому доказательство – памятное многим противостояние самостийных казачьих атаманов и донских властей в первой половине «бурных 90-х». Тогда было разное: и захват Парамоновского дома, и блокада здания обладминистрации, и всевозможные пикеты с выкриками и плакатами. Но как-то все «рассосалось». Донские власти не повелись на требования изменить Устав области в угоду популистским требованиям казачьих лидеров, не признали за казачеством, составляющим меньшинство населения, каких-то особых прав и льгот. Никто из ответственных чиновников не появился на публике в казачьем мундире или наградах. И в то же время была учреждена должность вице-губернатора, ответственного за казачество, которую занял атаман Всевеликого Войска Донского Виктор Водолацкий (ныне – депутат ГД РФ), а также активно поддержано создание казачьих кадетских училищ, формирование муниципальных казачьих дружин, присматривающих за правопорядком.

Нынешним донским властям вообще всегда был свойственен здоровый прагматизм. Если наши соседи на Кубани или в Ставрополье то и дело впадали в крайности, затевали шумные предвыборные кампании, в Ростовской области делали ставку на здравомыслие избирателей и безошибочный имидж губернатора.

– Вы знаете, я никогда не любил вопроса: «Вы за коммунистов или за демократов?» Я за жителей Ростовской области! И в своих поступках руководствуюсь прежде всего выгодой тех, кто живет здесь, на Дону, – признался Владимир Чуб журналу «Огонек». – В этом отношении для меня знаковым было заявление Ивана Афанасьевича Бондаренко, бывшего первого секретаря Ростовского обкома партии. Он здорово поддержал меня, сказав, что именно наша команда смогла удержать область от развала, не позволила скатиться в пучину политических дрязг.

Вот в этом – весь Чуб! Не губернатор-карьерист, мечтающий о теплом непыльном кресле где-нибудь на московском политическом Олимпе, а губернатор-хозяйственник, топ-менеджер областной экономики, осознающий ответственность за ее «персонал» – жителей Дона, которые по определению должны чувствовать к себе внимание и неравнодушие.

И, наверное, что-то такое чувствовалось. И в 1996 году, когда на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании В.Чуб получил 62,15% голосов избирателей, и в 2001 г. – 78,19% голосов, и, наконец, совсем недавно – в 2005 г. Кстати, ситуация отчасти повторилась. В соответствии с новым законодательством судьбу губернатора, как в 1991 году, снова решали депутаты – на этот раз не облсовета, а пришедшего ему на смену Законодательного Собрания Ростовской области. Результат, впрочем, остался прежним – большинством голосов донские парламентарии наделили Владимира Фёдоровича полномочиями главы администрации РО на ближайшие пять лет.

Правда, это был уже совсем другой Чуб...

За «социалкой» присмотрим

Наверное, главным «вызовом», как сейчас модно говорить, для донской власти и ее главы в начале 2000-х стали новейшие инициативы президента Владимира Путина. Чего греха таить: был период, когда областная администрация, сумевшая удержать от полного развала экономику и инфраструктуру Дона, скептически относилась к приходу в свою «вотчину» сторонних инвесторов. Эту позицию власти вполне можно было понять. Только-только закончился период «бандитской» экономики. Опасения, что в регионе под лозунгом экономического ренессанса начнут отмывать «левые» капиталы, имели под собой конкретные основания. Уже имелись примеры «недружественного захвата» крупнейших предприятий столичными рейдерами. Как можно было себя вести в подобной ситуации?

Надо отдать должное президенту В.Путину. За считанные годы ему удалось нивелировать ситуацию «грабь награбленное», вернуть особо «ретивых» в русло позитивной экономики. В итоге в настоящее время вместо «беспредельных» промышленных олигархий мы на Дону имеем вполне благополучные, социально ответственные предприятия – Тагмет, НЭВЗ, Ростсельмаш, БК МПО и др. Их владельцы вынуждены считаться с необходимостью участвовать в реализации приоритетных нацпроектов, постепенно превращающихся в конкретные госпрограммы социально-экономического развития.

А что областные власти? Как они пережили пусть позитивное, но все же вторжение в экономическое поле Дона «нерезидентов» – коммерческих структур, обладающих значительными финансовыми возможностями и при этом никак не связанными с местным истеблишментом?

– Участие власти в бизнесе должно ограничиваться созданием благоприятной среды для развития предпринимательства, – говорил Владимир Чуб в 2001 году. – Через некоторое время так оно и будет. Однако сейчас, когда отечественный рынок еще полностью не сформировался, когда российская законодательная база еще во многом не отвечает его требованиям, участие власти в экономических процессах неизбежно.

А вот его прямая речь 2006 года:

– Сохранить и найти эффективного собственника – ради этой цели мы были готовы на многое. Чтобы сберечь НЭВЗ, мы пошли на то, чтобы продлить процедуру банкротства под гарантии областного бюджета. Множество вариантов перебрали по спасению «Ростсельмаша» и в итоге нашли верное решение, поддержав стратегического инвестора в его начинаниях. Для гарантированной загрузки «Ростсельмаша» разработали собственную схему поставки комбайнов на село, по которой помогали донским хозяйствам закупать комбайны.

Налицо преемственность экономической стратегии администрации, поиск партнерских отношений с крупным капиталом, в первую очередь – в сфере обеспечения промышленности заказами, а значит – создании новых рабочих мест, реструктуризации занятости населения.

Отдельная тема – социальная. Перенос сюда «центра тяжести» политики донских властей ощущается конкретно и даже – на эмоциональном уровне. Автору этих строк довелось присутствовать на недавнем подписании договора между Ростсельмаш и администрацией области. Губернатор тогда искренне посетовал, что налоги одно из крупнейших предприятий области будет платить в Москве, в федеральной налоговой инспекции. Однако обязательств за рост зарплат, обеспечение комфортных условий работы и жизни донских рабочих-комбайностроителей никто с Ростсельмаш не снимает. И уж за этим областные власти присмотрят...

Сохранить ростки

Не хочется впадать в цитирование победных реляций. Нам, конечно же, есть чем похвастаться, в том числе и на перспективу: рекордным строительством жилья, Южным хабом, игровой зоной, беспрецедентным «наступлением» супермаркетов, и – главное – ощущением «столичности» Ростова и Ростовской области на юге России. «Вот Ростов – что его ведёт? Честолюбие: желание всё делать так, чтобы быть первыми», – заметил по этому поводу губернатор Владимир Чуб.

Но что стоит за нашими амбициями и достижениями? Только ли честолюбие? Нет, в чистом виде оно не приносит эффекта. Только поддержанное повседневной работой, верой в себя и в то, что в ближайшем будущем «все будет хорошо».

Кстати, донские власти в это верят. Недаром приняли бюджет на три года вперед. Недаром в качестве программы-максимум наметили такой рост доходов, который позволит избавиться от значительных дотаций со стороны федерального центра. Главное – не нарушить преемственность, наследование традициям эффективного управления, заложенным командой действующего губернатора и позволяющим сохранять проросшие в последнее время на тихой донской ниве ростки стабильности и процветания.


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

Пока что новостей в этом блоке нет

Реклама