Экономика

Угольная лихорадка

Угольная лихорадка

После трагедии на шахте «Ульяновской» «Ростехнадзор» приостанавливает добычу угля и на объектах донской отрасли.<BR>Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору приступила к проверке донских шахт. Как показывают ее предварительные результаты, почти на всех объектах нарушаются правила техники безопасности. <BR>На многих из них работы по добыче угля приостанавливаются.

После трагедиина шахте «Ульяновской» «Ростехнадзор» приостанавливает добычу угля и на объектах донской отрасли.
Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору приступила к проверке донских шахт. Как показывают ее предварительные результаты, почти на всех объектах нарушаются правила техники безопасности.
На многих из них работы по добыче угля приостанавливаются.

Из первых шести проверенных донских объектов прекращено ведение горных работ на четырех: шахте имени Михаила Чиха, «Шерловской-Наклонной», «Замчаловской», «Алмазной». Впрочем, аналогичная ситуация сложилась и в других регионах, где добывают уголь. Например, в Кемеровской области было приостановлено ведение горных работ на 29 шахтах.

Как проходит подземная взбучка
Причиной организованной административной взбучки, не скрываемой и самими проверяющими, послужила недавно произошедшая на шахте «Ульяновской» трагедия, унесшая 110 человеческих жизней. Вообще, если отталкиваться от административной логики, донская угольная отрасль попала «под раздачу» несправедливо. Ульяновский взрыв произошел вследствие возгорания выделявшегося из добываемого угля метана, а на Дону осталась только одна шахта, относящаяся к категории «газовых».
Хотя хватает у нас проблем и без газа. Помимо возможности взрыва метана, к другим наиболее опасным факторам специалисты относят возможность затопления шахты подземными водами, обвалы и угольную пыль. По сообщению «Ростехнадзора», для ныне работающих шахт первоочередной задачей является замена стационарных машин и оборудования, применение новых технологий и техники ведения горных работ. Системы орошения не обеспечивают в полной мере эффективное пылеподавление при выемке угля. Практически не ведется борьба с пылью в выработках, по которым транспортируется твердое топливо.
– Практически на каждой из шахт обнаружены нарушения, – подводит предварительные результаты заместитель руководителя «Ростехнадзора» по ЮФО Александр Корниченко. – Сейчас приостанавливаем работу отдельных забоев и горных выработок. На некоторых шахтах основные непорядки, представляющие опасность для жизни человека, устранены, здесь вновь приступили к работе. Но так было всегда, начиная с петровских времен, когда император организовал нашу службу. Шахтеры никогда не хотели исполнять правила техники безопасности, а мы их заставляли это делать.
– На несколько дней у нас были приостановлены работы на 4 лавах, дающих основную нагрузку и приносящих около 12 миллионов рублей в сутки, – прокомментировал исполнительный директор «Гуковугля» Вячеслав Лимарев. – Но это справедливо. Допускаемые нарушения подвергали опасности жизнь человека. Хотя на 100% выполнять все предъявляемые требования по технике безопасности тоже практически невозможно.
Словом, как это обычно бывает, гром грянул, все начали предпринимать давно напрашивающиеся меры. Поэтому к возникшей для нашей страны весьма банальной ситуации и проверяющие, и проверяемые относятся философски – аки к старинной субботней порке, зачастую организуемой невиновным. Казалось, организованные действа преследуют благие намерения. Но будет ли с них отдача?

На те же грабли
Так уж вышло: предпринятая в 90-х годах политика ликвидации угольной отрасли себя не оправдала. Подобные попытки предпринимались на Дону и в более ранние времена. Еще в годы правления Никиты Хрущева предполагалось, что в нашей стране хватит других полезных ископаемых. Жизнь опровергла эту идею, а в 90-х годах мы наступили на те же грабли. По словам представителей отрасли, одной из причин угольного кризиса являлись
демпинговые цены на польский уголь, успешно вытеснивший с рынка донское топливо. Но в этой стране она по-прежнему дотировалась государством, а у нас ее делали хозрасчетной. Отдельный вопрос – как шла «реструктуризация» угольной промышленности, финансируемая за счет западных средств. Многие из шахт по сути просто разрушили.
– Если у государства не было денег, шахты следовало законсервировать на несколько лет, – считает старший научный сотрудник института «ВНИГРИуголь» Георгий Карасев. – Хотя угольные отрасли в большинстве стран являлись дотационными...
Но не будем ворошить прошлое. Сегодня резко сокращающиеся запасы нефти и газа породили нынешний повышенный спрос на твердое топливо как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Современная ситуация прямо противоположна, угольный бизнес становится все более рентабельным. О необходимости развития отрасли заявил президент РФ Владимир Путин. Объемы угледобычи год за годом растут как на Дону, так и по стране, но при этом, похоже, производственный процесс выходит из-под контроля.
– В минувшее десятилетие на Дону закрыто более 40 шахт, – констатирует Георгий Карасев. – Сейчас у нас работает около 15 объектов. Похожие пропорции сложились и по стране. В сравнении с прежними временами на имеющиеся шахты вчетверо возросла производственная нагрузка. А это – повышенные риски. Ведь получается, в ходе добычи угля стало выделяться значительно больше того же метана.

Кровавая статистика
Хозяевами донских шахт оказались крупные ФПГ федерального масштаба. Говорят, их руководителей мало кто знает даже среди должностных лиц и достаточно высокопоставленных чиновников. Осуществляющие же угледобычу управляющие компании «Донуголь»,
«Гуковуголь» и ряд других, которые у всех на виду, являются наемными предприятиями-подрядчиками. Разумеется, инвестор пытается как-то вернуть вложенные капиталы, а государство робко пытается контролировать прогрессирующую угольную лихорадку.
– Строительство новой шахты стоит от 80 до 100 миллионов долларов, – говорит директор по производству проектного института «РОСТОВГИПРОШАХТ» Алексей Грызлов. – Окупаемость без учета временных затрат на освоение средств составит 3 – 4 года. В стране появились обладающие такими крупными финансовыми ресурсами компании. Им нужно сберегать средства от инфляции, вот они инвестируют средства в угольную отрасль. К ним относятся, например, представители нефтяной отрасли.
Но действительно качественное, современное оборудование для добычи угля стоит миллионы долларов. Таковы особенности этого бизнеса. Способен ли обладающий нынешними административными ресурсами «Ростехнадзор» обязать раскошелиться нынешних хозяев черного золота? Признаться, ныне предпринятые меры воздействия могут вызвать горькую улыбку.
Накануне проверки «Ростехнадзор» сообщил о необходимости устранения нарушений, затем принадлежащие долларовым мультимиллионерам шахты оштрафовали на... 30 тысяч рублей. После приостановки работ были решены только некоторые из проблем. Горные работы возобновились, а на решение оставшихся вопросов «Ростехнадзор» установил определенные сроки. В случае дальнейшего невыполнения предписаний на шахты подадут в суд – в соответствии с нынешним законодательством. Можно заранее предполагать, что в этом случае начнется длительная тяжба, исход которой предрешить заранее не так-то просто. Учитывая колоссальную стоимость современного оборудования, бизнесмену есть смысл пару лет потянуть резину, посудиться, подождать, пока вложенные деньги будут «отбиты».
– Собственники не отвечают за безопасность труда, этим официально должны заниматься угольные предприятия, от которых мало что зависит, – отмечает заместитель руководителя «Ростехнадзора» по ЮФО Александр Корниченко. – В прежние времена все было более стабильно, финансирование мероприятий по безопасности осуществлялось централизованно.
Таковы последствия перевода угольной отрасли на бездушные рыночные рельсы. Как показывает жизнь, добыча угля – все же не торговля бананами на городском рынке. По словам директора по производству проектного института «РОСТОВГИПРОШАХТ» Алексея Грызлова, в прежние времена была официальная статистика гибели шахтеров на миллионы добываемых тонн черного золота. Сегодня такой цифры нет.
Впрочем, зайдя на ряд Интернет-сайтов, корреспондент «Известий-Юг» попытался получить современные цифры, чтобы хоть как-то свести концы с концами. По данным сайта компании «Росуголь» (www.rosugol.ru), в 2005 году в России добыто 298 миллионов тонн угля, в 2006-м – 308,8 миллиона. По данным сайта «Ростехнадзора» (www.rostehnadzor.ru), в 2005 году пострадало 74 человека, из них 45 – смертельно. В 2006-м на предприятиях отрасли произошло 23 аварии, при которых пострадало 43 человека, из них 18 – получили смертельные травмы. Нынешний же год по смертности шахтеров уже побил все мыслимые «рекорды»...
– За одного погибшего шахтера работодатель заплатит около миллиона рублей, в шахте «Ульяновской» погибло 110 человек, – констатирует старший научный сотрудник института «ВНИГРИуголь» Георгий Карасев. – Между тем, установка на объекте современной системы по дегазации метана обошлась бы в 250 миллионов.
Сокращенный табакохруст
– Больше всего настораживает, что в шахтах растет групповой травматизм, – говорит Алексей Грызлов. – Раньше на угольную отрасль работали научно-исследовательские институты, ежегодно выходили десятки изданий по горному делу. Сегодня работа сведена на нет, отрасль теряет академические знания. Деятельность НИИ мало интересует частных инвесторов, а государство финансирует только ликвидацию шахт. В ходе угледобычи используются научные разработки 80-х годов.
В ходе реконструкции «Ульяновской» шахты якобы было установлено распиаренное передовое английское оборудование. По словам «угольщиков», это абсурд. Ведь в 80-х годах Англия отказалась от добычи твердого топлива, отправив в отставку своих шахтеров. В последние двадцать лет технический прогресс явно не стоял на месте. «Ульяновская» изобиловала повышенным содержанием метана. Но действительно передовые, современные технологии, эксплуатируемые той же Германией и США, позволяют наладить в шахте параллельную добычу этого газа, используемого в бытовых целях.
– У нас же, на Дону, в брошенных шахтах пропало 30 миллионов кубометров метана. Объекты были затоплены, и газ ассорбировал (т.е. вошел обратно – авт.) в уголь, – говорит старший научный сотрудник «ВНИГРИугля» Георгий Карасев. – Это дорогая технология. Но через
10 – 20 лет поставки природного газа будут сокращены, а его добыча сместится на полуостров Ямал – побережье Северного Ледовитого океана. Резко возрастут расходы на транспортировку, и такой метод начнет приносить высокую рентабельность. Поэтому уже сейчас наш научно-исследовательский институт составил метановую карту страны.
А пока наша угольная отрасль катится в далекое прошлое. Похоже, остается ждать, пока свежеиспеченные угольные инвесторы эволюционируют, повысят культуру производства по примеру своих западных коллег. А тем временем все более актуальными становятся произведения классиков позапрошлого века, повествующие о нелегкой и опасной доле шахтера времен дикого капитализма.
Но еще в те времена, до революции, в штатном расписании шахт появилась должность табакохруста. Так назывался работник, обыскивающий спускающихся под землю на предмет наличия сигарет, поскольку курить здесь недопустимо. Нынешняя рыночная экономика сократила эту профессию.


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

Пока что новостей в этом блоке нет

Реклама