Экономика

Валерий Мальцев: Если у Ростсельмаша все нормально – значит, нормально у всей России

Валерий Мальцев: Если у Ростсельмаша все нормально – значит, нормально у всей России

В преддверии Дня работника сельского хозяйства наш корреспондент встретился с генеральным директором компании «Ростсельмаш» В.В. Мальцевым

В преддверии Дня работника сельского хозяйства наш корреспондент встретился с генеральным директором компании «Ростсельмаш» В.В. Мальцевым

- Валерий Викторович, Ростсельмаш был и остается одним из ведущих производителей сельхозтехники в мире, даже несмотря на то, что масштабы производства советских и нынешних времен существенно разнятся. С чем пришел завод к началу XXI века? Как формируется его стратегия в условиях рыночных отношений?

- Действительно, когда на недавней встрече с нашими партнерами из Италии была названа цифра 2 миллиона 600 тысяч комбайнов (а именно столько выпустил завод с момента своего основания), иностранные гости уважительно притихли. Сегодня даже трудно представить те масштабы: по 80 тысяч машин - ежегодно, по 300 комбайнов –

в день! Другое дело, что амбициозная политика в сфере сельхозмашиностроения, которую проводил Советский Союз, в конце концов себя не оправдала. И ростовский гигант, рассчитанный на поточное производство «Нив» и «Донов», оказался не у дел.

В настоящее время платежеспособный спрос на комбайны в России (плюс страны СНГ) составляет порядка 10 тысяч машин в год, из которых на долю Ростсельмаша приходится 60-65 %. И это уже отнюдь не «поток». Вот почему в начале прошлого года компанией «Новое содружество», которой принадлежит Ростсельмаш, был разработан план реконструкции и реструктуризации производства с тем, чтобы сделать предприятие более конкурентоспособным, обеспечить ему стабильную «нишу» на отечественном рынке сельхозмашин в условиях уменьшения спроса. Дополнительно был сделан упор на разработку и запуск в производство комбайнов нового модельного ряда «Вектор».

Как вы, наверное, знаете, в этом году первые «Векторы» уже сошли с конвейера. Это повод для гордости и вклад каждого работника Ростсельмаша.

- 10 тысяч комбайнов – это на самом деле именно столько, сколько требуется России и СНГ сейчас? Или попросту у сельхозпроизводителей нет денег на новые машины?

- Да, денег у села пока не хватает. По разным подсчетам для того, чтобы полностью обновить наш комбайновый парк таким образом, чтобы через 2-3 года россияне могли убирать урожай своими силами (без заезжих «гастролеров» из-за рубежа, без покупки иностранных комбайнов «секонд хэнд», что тоже – только временное решение проблемы), нужно ежегодно поставлять на внутренний рынок 18-20 тысяч машин. Конечно, ситуация постепенно меняется к лучшему. Укрупняются и укрепляются хозяйства, растет урожайность, а значит - и доходы. В итоге может сложиться ситуация максимально благоприятная для производителей сельхозтехники.

- Первые ее признаки уже ощущаются. В частности, резко возросла конкуренция, усилился поток рекламы. На российский рынок потянулись западные

комбайностроители. Готовы ли на

Ростсельмаше к изменениям? Справится ли завод с накалом маркетинговых битв?

- Конкуренция – явление общеполезное. Производителей она толкает на активные действия в сфере поиска новых технологий, модернизации оборудования, расширения ассортимента. А выигрывает от этого конечный потребитель – тот самый аграрий, на которого мы все и работаем.

- Программа «Вектор» - тоже плод обострившейся конкуренции?

- Отчасти. На самом деле мы еще два года назад предвидели новые веянья на рынке и поэтому заблаговременно проработали программу по созданию нового модельного ряда комбайнов до 2007 года. Без этого Ростсельмаш не смог бы развиваться дальше – на перспективу.

- Простой вопрос, волнующий, тем не менее, многих: чем новые «Векторы» лучше привычных «Донов»?

- Ну, я бы не хотел вот так впрямую хвалить наше детище, чтобы не приняли за скрытую рекламу. Кто интересуется – может обратиться к данным испытаний МИС. Там есть все контрольные цифры и по производительности, и по потерям, и по расходу топлива. Скажу только, что крестьяне машину приняли хорошо. В первую очередь потому, что она ремонтопригодна, на 70% унифицирована по узлам с «Доном-1500Б», а значит, дефицита запчастей (с учетом нашей достаточно разветвленной фирменной сервисной сети) не будет.

- Сегодня «Вектор» представлен одной базовой моделью. А какими будут другие комбайны новой «линейки»?

- Мы планируем, что в каждом классе машин будет своя базовая модель, которая впоследствии «обрастет» модификациями – в зависимости от потребностей потребителей. В этом году, например, мы собираемся представить специализированный рисоуборочный комбайн на полугусеничном ходу.

- Актуальный для Китая?

- В Китай экспортируется кормоуборочная техника.

- А в другие страны дальнего зарубежья? Собирается ли Ростсельмаш всерьез осваивать международный рынок?

- Пока только – рынок развивающихся стран. Это Азия, Латинская Америка. Что касается Европы и США, то тут нам трудно конкурировать с местными производителями. Причина – в господдержке. Некоторые государства дотируют до 50% затрат на сельское хозяйство. А это значит, что какой-нибудь европейский или американский фермер приобретает комбайн более высокого класса по цене среднего российского.

- России бы взять пример с западных соседей. Но у нас почему-то все наоборот. Уже не первый год с самых высоких трибун слышатся призывы поддерживать закупки сельхозтехники за рубежом. Действительно, иностранные машины лучше или просто иностранцы их лучше лоббируют?

- Безусловно без лоббирования не обходится. Сейчас, к примеру, ведутся разговоры о возможности приобретать самый разный импорт через систему Росагролизинга. То есть за «дешевые» и «длинные» бюджетные деньги. Считаю, что правительство должно здесь определиться: что лучше – заполонить страну в кратчайшие сроки новой, красивой, качественной (пусть и подороже) иностранной техникой или поддержать и сохранить отечественное самолетостроение, автомобильную промышленность, комбайновое производство?

- А как насчет поддержки на местном уровне? Складываются ли у Ростсельмаша отношения с региональными властями?

- Если говорить про Ростовскую область, то контакты с администрацией у нас вполне конструктивные. Губернатор Владимир Федорович Чуб еще три года назад выдвинул инициативу губернаторского лизинга техники для села. Программа запущена и работает. Думаю, еще года два, и область полностью обновит свой парк комбайнов за счет наших машин.

- А Кубань?

- Здесь сложнее. Нас вроде бы не оттирают, но и не поддерживают. При этом глава крайадминистрации Александр Николаевич Ткачев, кажется, в основном озабочен продвижением на юге России немецкого производителя сельхозтехники - фирмы «Клаас».

- Перенесемся с юго-запада на юго-восток. Как складываются ваши отношения с главным конкурентом Ростсельмаша Сибмашхолдингом? Одно время они вроде бы были достаточно напряженными?

- Мы уважаем друг друга. Географические грани между нашими предприятиями сегодня быстро стираются, красноярцы тоже не стоят на месте – у них есть свои программы модернизации «Енисеев» для условий работы на высокоурожайном Юге. Что ж, время покажет, чьи конструкторы и менеджеры сработают эффективнее.

- Есть ли у нас это время? Не опоздала ли Россия с началом своего «экономического чуда»? За последние 10 лет страна потеряла целое поколение – и в экономическом смысле, и в социальном, и в кадровом. Теперь схватились за голову. Стали наверстывать упущенное. Имеется ли надежда, что за следующее десятилетие, если не случится каких-нибудь глобальных катастроф, и Россия, в целом, и Ростсельмаш, в частности, вернут себе утраченные позиции?

- Хочется верить, что так оно и будет. Иначе, зачем все нынешние усилия? Скажу больше: Ростсельмаш и Россия прочно связаны. Две сотни предприятий - наших партнеров и смежников – расположены по всей стране, живут ее повседневными интересами, заботами, планами. И если Ростсельмаш чувствует, что у него все идет нормально – значит, нормально и у всей страны.


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

Вместо "Молота" будет "Мир ремонта"
Вместо "Молота" будет "Мир ремонта"
На месте полиграфического комплекса "Молот" на улице Доватора донской столицы будет построен гипермаркет "Мир Ремонта".
Реклама