Образование

РГУ, который мы потеряли...

РГУ, который мы потеряли...

Ростовского государственного университета как самостоятельного учебного заведения сегодня  уже не существует. Одновременно не стало и трех других донских вузов: Ростовской государственной академии архитектуры и искусства, Ростовского государственного педагогического университета и Таганрогского радиотехнического. Их слили в единый Южный федеральный университет – ЮФУ. <BR>О перспективах нового мегавуза рассказал его ректор Владислав Захаревич на недавней пресс-конференции и встрече с донскими работодателями. А у нас возникли некоторые субъективные мысли по этому серьезному  поводу...

Фото: Виктор ПОГОНЦЕВ, www.don.art.ru

Ростовского государственного университета как самостоятельного учебного заведения сегодня уже не существует. Одновременно не стало и трех других донских вузов: Ростовской государственной академии архитектуры и искусства, Ростовского государственного педагогического университета и Таганрогского радиотехнического. Их слили в единый Южный федеральный университет – ЮФУ.

О перспективах нового мегавуза рассказал его ректор Владислав Захаревич на недавней пресс-конференции и встрече с донскими работодателями. А у нас возникли некоторые субъективные мысли по этому серьезному поводу...

Вузовская гигантомания

Идея создания вуза-гиганта зародилась у федеральных властей в 2005 году. Конечная задача, поставленная столицей, – войти в элиту мировых высших учебных заведений. На это государственное руководство не жалеет средств, в ближайшие четыре года в ЮФУ планируется вложить 10,5 миллиарда федеральных бюджетных рублей. Местные власти обеими руками поддерживают идею. Помимо привлечения в регион немалых средств у чиновников появляется возможность заработать жирные «галочки» на ниве реализации национального проекта «Образование».

Между тем многих бросает в дрожь предстоящая грандиозность преобразований. В ходе проведенного интернет-голосования 67% опрошенных негативно оценили идею создания на юге России столь огромной и непонятной структуры и лишь 26% поддержали уже свершившееся событие. В реализуемом проекте РГУ отведена роль вуза-локомотива, но при этом почему-то свежесозданный ЮФУ возглавил отнюдь не выходец из научной или управленческой элиты РГУ. Его нынешний ректор ранее руководил Таганрогским радиотехническим университетом (бывш. ТРТИ).

Настораживает и то, что организаторы грядущей перестройки публично грешат зачастую уж слишком пафосными фразами – так, словно ЮФУ если пока и не входит в сотню лучших мировых «кузниц знаний», то безо всякого мигом войдет.

Согласимся с мнением Владислава Захаревича, назвавшего проект «действительно амбициозным». Но, как говорится, под амбициями должна быть амуниция. По масштабам ЮФУ уже вполне можно сравнить с Московским госуниверситетом, но значит ли это, что в ближайшей перспективе южный университет догонит ведущий вуз страны по уровню научной деятельности и качеству образования? Тут ведь никакие финансовые вливания не могут быть залогом успеха. Требуется и вера, и упорство, и талант, которых было не занимать основателю МГУ Михаилу Ломоносову. Но главное – требуются годы и десятилетия, в течение которых нарабатываются традиции, вырастают научные школы, сменяют друг друга поколения студентов.

Всего этого у ЮФУ нет. Зато есть по отдельности у каждой из его нынешних составляющих. Так, может, не стоило огород городить – административным решением сливать в искусственное образование ведущие вузы Дона? Может, вместо этого следовало разделить между ними бюджетный «куш», который позволил бы укрепить научную и материальную базу, и предоставить вузам вести нормальную конкурентную борьбу за государственные и частные заказы в сфере фундаментальной науки и высоких технологий? Увы, реформаторы системы высшего образования на юге России преследуют, похоже, более утилитарные цели.

Дипломный конвейер

– Основная наша идея – создание исследовательского университета инновационно-предпринимательского типа, – сообщил Владислав Захаревич донским работодателям. – Российское образование остается советским, рассчитанным на последующее распределение специалиста. Рынок требует жестких изменений. Мы выпускаем инженера, а он работает программистом, учим историка, а он идет в торговлю. Нам нужно, чтобы вы давали установку, как и чему учить студента.

Таким образом, основную миссию университета ректор равно, как и ряд местных чиновников, видит в насыщении исходящего со стороны рынка сиюминутного спроса на определенного типа специалиста. 90% выпускников ЮФУ будет готовиться по заказу работодателя. Но ведь на обучение в вузе обычно уходит пятилетка. Какие кадры могут понадобиться работодателям через пять лет, да еще в условиях России, где конъюнктура меняется со скоростью стихийного бедствия? К примеру, среди тех же частных донских предприятий долгосрочными планами располагает сегодня лишь каждое пятое, да и то – без гарантии, что все будет идти по намеченным сценариям.

Дальше – больше. Не только студентов, но и ученых ректор ЮФУ намерен жестко «привязать» к рынку. По его словам, необходимо дать возможность коллективам ученых вести исследования за счет источников собственного финансирования, то есть разрабатывать лишь охотно покупаемые ноу-хау и технологии. В итоге, как можно предположить, выживут сильнейшие – напрямую связанные с военно-промышленным комплексом, энергетикой, сырьевыми отраслями и др.

Но как раз «прикладная» наука даже в самые трудные времена не была так уж обделена вниманием со стороны государства. В эпоху перестройки (как, впрочем, и сегодня) сворачивались от недофинансирования преимущественно академические исследования, не способные принести экономике мгновенных выгод, зато являющиеся базовым двигателем мирового прогресса. Если б не фундаментальная русская, а впоследствии советская наука, мы до сих пор только б мечтали о космосе, ядерных технологиях да и в конце концов – тех же «Тополях», СУ и МИГах, которые и сегодня превосходят зарубежные аналоги лишь благодаря академическому заделу, сделанному несколько десятилетий назад. А ведь их конструкторы тоже выросли из вчерашних студентов, которым тогдашний вуз давал не сумму ограниченных технических навыков, а возможность осмотреться в науке, выбрать нетривиальные цели и задачи.

Что уж говорить об историках, философах, филологах, у которых ни при каких обстоятельствах не получится перейти на «хозрасчет». И раз так, то, значит, надо перестать вести археологические раскопки, искать смысл бытия, изучать народный фольклор в донских казачьих станицах. Ведь все это ничуть не нужно нынешнему «дикому рынку». А он у нас, что б ни говорили, будет таковым еще долго, если каким-нибудь чудом не удастся избавить экономику от «сырьевой иглы».

Неравный брак

Но возвращаясь к ЮФУ... В свете происходящих перемен здесь предполагается революционно ломать десятилетиями формирующуюся структуру факультетов. В новоявленном вузовском «колхозе» многие из них своими названиями формально дублируют друг друга, и существующий хаос планируется со временем как-то упорядочить. Тут, знаете ли, как бы с водой не выплеснуть и младенца!

Ростовский Государственный университет, объединившийся с тремя другими вузами, по сути вступил с ними в неравный брак. Эти последние, официально именуясь университетами и академиями, на деле остались теми же простыми советскими институтами. Проблема даже не в том, что РГУ – лучше (хотя как раз его специалисты читали лекции студентам других донских высших учебных заведений, организовывали там кафедры, выступали руководителями дипломных проектов и оппонентами на защите), нет, РГУ – просто другой.

Задача института – подготовка специалистов узкого профиля, в некоторых случаях – действительно, на потребу дня социалистической экономике или, как сейчас, – свободному рынку. Именно по такому принципу еще в советские времена при том же заводе «Ростсельмаш» организовали ВТУЗ. По этому же «конвейерному» принципу работают некоторые колледжи и вузы в США.

С другой стороны, притягательность университета всегда (еще из глубины веков) заключалась в возможности получить всестороннее углубленное образование, стать универсальным специалистом. Выпускники института обычно работают в какой-либо одной ограниченной экономической или общественной сфере, выпускники университета – в самых различных областях. Преимущество последних – в заложенном со студенческих лет мультикультурном уровне знаний, возможности самостоятельно освоить десятки различных направлений деятельности. Наоборот, преимущество выпускника института – в более гарантированной, но в чем-то заранее предрешенной судьбе и карьере. Так уж сложилось, что каждому – свое. И сложилось, кстати, исторически. Следует ли ломать привычную схему, даже исходя при этом из самых благих намерений?

Благие намерения

Грядущая перестройка процесса образования в ЮФУ осуществляется под эгидой соответствия его выпускников потребностям современного общества, борьбы с безработицей. Увы, выложенная благими намерениями дорога может привести сами знаете куда. «Классический» университетский выпускник в состоянии удовлетворять потребности любого общества: социалистического, рыночного и даже феодального, ведь недаром первые университеты появились еще в средневековье. Поэтому вряд ли корректно кивать на Запад, как это делает Владислав Захаревич, пообещавший, в частности, отправить преподавателей и студентов факультета журналистики на экскурсию в Оксфорд, чтобы там поучились уму-разуму.

Как раз пример Оксфорда – кузницы кадров британской элиты – свидетельствует в пользу университета в самом традиционном понимании. Именно здесь учат «всему и ничему», здесь не возбраняется слушать лекции на любых интересующих студента факультетах, выбирать самые далекие от коммерции темы научных работ. Главное – напрячь мозг и, выражаясь словами поэта, «научить душу трудиться».

В отличие от Кэмбриджа – второго крупнейшего вуза Великобритании, который как раз готовит именно «узких» спецов, Оксфорд выпускает всесторонне образованных граждан, пополняющих ряды топ-менеджмента частных и государственных структур, становящихся учеными, деятелями культуры, писателями и журналистами. Причем зачастую их реальный род деятельности бывает весьма далек от полученной в вузе академической специальности. Ценится аналитический склад ума, быстрота мышления, креативность и, конечно же, преданность определенным базовым ценностям, прививаемая исподволь благодаря гуманитарному подходу к процессу образования. И еще ценится имидж вуза, его традиции, преемственность поколений преподавателей и студентов...

В этом смысле опыт Оксфорда, близкий скорее выпускникам РГУ, для ЮФУ не слишком показателен. Вот вузы США – другое дело. Здесь «корреспондента-газетчика» учат всего три года, как раз по принципу «дипломного конвейера». Но выпущенные специалисты до пенсии выполняют рутинную репортерскую работу. Анализировать существующую действительность, выстраивать мозаику фактов, писать о человеческих душах они не умеют. Этим в американских СМИ занимаются колумнисты – специалисты весьма дефицитные. Считается, что их таланту научить невозможно. Но дать «фоновые» знания можно. Кстати, как раз в объеме стандартного университетского курса. Такого же точно, как в РГУ, где автора этих строк пять лет учили не только тому, как пользоваться компьютерным текстовым редактором, или тому, из чего состоит офсетная ротационная машина, но и основам литературного анализа, психологии, культуры. В итоге и я, автор, и мои однокашники по студенческой скамье , у всех из которых в дипломе написано «журналист», могут позволить себе работу не только «литсотрудника» в штате малотиражной районки, но и аналитика в федеральных СМИ, фотокора, оператора и ведущего на рейтинговых телеканалах, специалиста в книгоиздательских фирмах, пресс-службах, рекламных агентствах. Понимают ли реформаторы и чиновники, что это не издержки, а цель нормального университетского образования? Или перед ними стоит другая задача: низвести высшую школу к банальной «бурсе», штампующей стандартные «колесики и винтики» – человеческие придатки бездушной рыночной экономики.

К сожалению, задать этот вопрос Владиславу Захаревичу у нас не получилось – эксклюзивно общаться с «Известиями» он не пожелал. Что это – показная чиновничья «занятость», нелюбовь к «журналюгам» или просто боязнь ответственности? Ведь бывший глава славного, но, увы, по всем меркам провинциально технического института замахнулся на alma mater всей южнороссийской науки – бывшего Варшавского, бывшего Ростовского государственного университета.

...И не остановил скороспелых «медвежьих» реформ маленький каменный Михаил Ломоносов, переживший еще и не такое в тихом скверике напротив главного корпуса экс-РГУ...

Наша справка

Захаревич Владислав Георгиевич

Захаревич Владислав Георгиевич – действительный член Международной академии энергоинформационных наук, Российской академии медико-технических наук, Нью-Йоркской академии наук, Международной академии информатизации, доктор технических наук, профессор по кафедре «Инженерная психология».

Родился 12 октября 1946 г. в ст. Ново-Минской Каневского района Краснодарского края. В 1969 году окончил Таганрогский радиотехнический институт, c отличием, по специальности автоматика и телемеханика. Был призван в ряды Советской Армии в звании инженер-лейтенанта. Ученый, инженер, основатель и научный руководитель школы «Биотехнические и человеко-машинные информационно-управляющие системы гибридного интеллекта». С 1980 по 1990 гг. являлся директором – главным конструктором ОКБ «Ритм» при ТРТИ.

С 1990 г. — ректор Таганрогского государственного радиотехнического университета. Награжден медалью «За освоение целинных земель» (1967 г.), орденом «Знак Почета» (1986 г.), орденом «Почета» (2002 г.), «Заслуженный работник высшей школы РФ» (1998 г.).

Источник: www.tsure.ru


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

ЮФУ  отказывается от заочников-гуманитариев
ЮФУ отказывается от заочников-гуманитариев
В Южном федеральном университете со следующего года сократят львиную долю мест для студентов-заочников преимущественно
У жителей  Ростовской области проверят знания географии
У жителей Ростовской области проверят знания географии
Жители Ростовской области 20 ноября смогут принять участие во Всероссийском географическом диктанте, который
В Ростове откроется «Цифровая мобильная школа»
В Ростове откроется «Цифровая мобильная школа»
В минувший четверг в пресс-центре «Дон-Медиа» состоялась конференция, главной темой которой были инновации в
Ростовская консерватория признана одним из лучших вузов России
Ростовская консерватория признана одним из лучших вузов России
МИА «Россия сегодня» при поддержке Минобрнауки России провели независимое исследование, где оценивалось качество
Реклама