Тайный Ростов

Ростов, весна, чуть меньше века назад

Ростов, весна, чуть меньше века назад

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги Василия Вареника «Ростов-на-Дону – двухтысячелетний», которая в скором времени выйдет в свет в издательстве «Гинго». На сей раз автор рассказывает о ростовских событиях второго десятилетия прошлого века. Тут все сошлось: и война, и вызванный ею общественный раздрай, и февральская революция, обернувшаяся к апрелю недолгим народным праздником «свободы и вседозволенности».

Сегодня на дворе как раз апрель — месяц, в котором родился «великий пролетарский вождь» В.И. Ленин.

В апреле же он сформулировал свои небезызвестные «тезисы», ставшие программой развала тысячелетней Российской империи. И было это всего чуть менее века назад. К слову сказать, - в условиях первого глобального мирового кризиса...

«Бархатная революция»

Февральская буржуазно-демократическая революция потому и называлась «бархатной», что было очень мало жертв, а в Ростове вообще никаких. Просто большой уличный праздник, чуть ли не День города.

Всюду гремели оркестры. Празднично одетые горожане, все с красными бантами, улыбались и поздравляли друг друга со «свободой».

При царе любые уличные шествия (кроме крестных ходов) запрещались законом. Теперь же демонстрации устраивали все категории населения и по любому поводу. Потому что люди истосковались по гражданской инициативе. По Садовой ходили колонны булочников, официантов, работниц-табачниц, грузчиков, банковских служащих и телеграфистов, проституток и гимназистов, трамвайщиков и студентов, евреев и поляков. Причем ходили всегда толпой посреди улицы, чего раньше никогда не бывало. (При царе даже воинские колонны и те жались к правой стороне, пропуская извозчиков).

Все демонстранты чего-то требовали. Рабочие – восьмичасового рабочего дня, служащие – повышения жалования, официанты – уважительного отношения, гимназисты – отмены оценок, проститутки – отмены еженедельных медицинских осмотров, как унижающих их «человеческое достоинство». Вылезли на улицы и эмансипированные феминистки-суфражистки, которые добивались равного избирательного закона для женщин и заодно «свободы любви». (Первая сексуальная революция, начавшаяся в России в 1908 году, получила в 1917-м новый мощный импульс). В стране были объявлены демократические свободы, печати, совести, передвижения и т.д. Отменили черту оседлости для евреев и все ограничения для иноверцев и инородцев. Отменили сословия и титулования. Именно тогда из официального обращения исчезли «благородия», «высокородия», «превосходительства», «сиятельства», «степенства», «преосвященства» и пр. Все стали просто «гражданами свободной России». Живи – не хочу.

Вот как описывает атмосферу тех дней писатель Лев Кассиль, который был тогда желторотым гимназистом. Он вспоминает, что революция для детишек началась как внезапная отмена занятий. На следующий день вся гимназия вышла на улицу, где шла общегородская демонстрация. Мальчика поразило тогда, что сам директор гимназии, человек высокомерный и недоступный, запросто здоровался за руку с гимназистами старших классов, радостно шутил и смеялся.

Отдельной группой шли чиновники. Они держали в руках какие-то свеженапечатанные листки и, вглядываясь в них, как в циркуляр, серьезно выводили безрадостными голосами «Отречемся от старого ми-и-и-ира. Отряхнем его прах с наших ног...». Это была «Русская марсельеза», которая с этого дня стала официальным гимном новой России, уже без царя, но еще без коммунистов.

Праздник закончился

...осенью 1917 года, когда большевики-ленинцы окончательно развалили русский фронт.

Тогда с «театра военных действий» повалили толпы вооруженных дезертиров. Ростов-на-Дону, как на грех, будучи железнодорожным узлом, превратился в центр скопления тысяч дезорганизованных солдат.

Самое обидное, что война уже подходила к победному для нас концу. Германия и Турция уже на ладан дышали. Если бы русская армия даже не наступала, а просто бы оставалась на своих местах хотя бы еще полгода, то тогда Россию ждала бы триумфальная победа!

Особенно хорошо дела шли на турецком фронте. Там русская армия дошла до реки Ефрат, а передовые казачьи сотни соединились с англичанами в Месопотамии (нынешний Ирак), в родных местах Саддама Хуссейна. Русские взяли Эрзерум и Трабзон и далеко углубились в Малую Азию и даже в Персию. Если бы не деятельность Ленина, то такого государства как Турция сегодня на карте мира просто не существовало бы! Вместо нее были бы новые государства - Курдистан и Великая Армения, а также анатолийские владения разросшейся Греции и России.

А пресловутая Анталия стала бы еще одним российским курортом.

А бывший турецкий город Стамбул для всего мира стал бы православным Константинополем. Россия участвовала бы в Версальской конференции стран-победительниц, причем сама эта конференция произошла бы года на полтора раньше.

Но... шпионские деньги из Германии сделали свое дело. И в 1917 году улицы Ростова были заполнены не возвращающимися победителями, а разложившимися дезертирами.

На этих почти пещерных людей, совершенно не действовали рассуждения о геополитических интересах России, зато таких нетрудно было уговорить бросить фронт, чтобы в тылу убивать всех «образованных» , грабить магазины и квартиры в городах, жечь усадьбы в деревнях.

Кроме этой приезжей солдатни в Ростове обретались и военнослужащие ростовского гарнизона (около 500 человек). Все они, как тогда говорили «разложились», занимались постоянными поисками самогона и продажей военного имущества.

Эшелоны с фронта как назло шли медленно. В Ростове они застревали на несколько суток. Толпы солдат без цели слонялись по Садовой, грязные, пьяные, покрытые вшами, расхристанные, без поясных ремней и как пишет П.С.Поляков, иной раз с расстегнутыми ширинками. Но самое ужасное, что они при этом были хорошо вооружены и обучены убивать! Но убивать и воевать им надоело, зато очень хотелось пограбить. Многие впервые в жизни видели столь богатые магазины, как на Садовой. «Ты погляди как буржуи жирують! Вот бы енто усе добро к нам у деревню, у нашу хату! Дык всего не увезешь...» вздыхали они. «Пишлы в Ротонду. Там сейчас митинг. Може чаво узнаим нашшот отправки ешелону?»

Ротонда

Это было большое круглое здание в конце главной аллеи парка им. Горького. До революции - «коммерческий клуб». Здание не сохранилось. Сейчас на этом месте памятник революционерам. Группа из трех фигур – солдата, матроса и рабочего. Считается, что именно представители этих трех слоев установили советскую власть в Ростове в конце 1917 года. Вот мы сейчас посмотрим, как это было.

Итак в Ротонде идет почти беспрерывный митинг. Большевики уговаривают солдат не торопиться домой, а помочь захватить власть в городе, обезоружить 200 казаков укрепившихся на вокзале и разогнать 600 милиционеров временного правительства – последний оплот порядка в Ростове. Тогда власть возьмет военно-революционный комитет. После этого и эшелоны сразу подадут и главное можно будет «законно» пограбить! (Большевики выражаются более деликатно «экспроприировать»). Солдаты чешут в затылках. Пограбить, оно конечно, здорово. Но ведь у казаков на вокзале пушка и два пулемета. Кроме того, они дисциплинированы. Еще дадут по шеям. Нет, «надыть подумать...» Ночью оглашают телеграмму из Петрограда. Там произошел большевистский переворот - («Великая Октябрьская социалистическая революция»-как ее потом назовут в СССР). «Буржуазное временное правительство низложено». Зимний дворец взят и разграблен. Особенно досталось дворцовым винным складам. Трое храбрецов захлебнулись в лужах с вином и им устроили торжественные похороны, как «жертвам революции». Узнав об этом, в Ростове солдаты тоже грабят местные винные склады. И у нас тоже появляются подобные «жертвы революции».

Казаки в Новочеркасске в лице Войскового правительства во главе с атаманом Калединым откликаются манифестом о непризнании большевистского переворота. А в Ростове казаки посылают пять артиллерийских снарядов прямо с вокзала в Ротонду поверх домов навесным огнем «в самое скопище красной сволочи»-как они говорят. Коммунисты отправляют паническую телеграмму в Севастополь с просьбой о помощи. В Ростов, через Азовское море идет флотилия под красными флагами. Два миноносца и три тральщика. Десант около тысячи моряков. Ночью, став напротив набережной, они начинают громить город из орудий, неприцельно. Просто бьют по кварталам подряд, чтобы посеять панику.

Это первый в истории обстрел города Ростова!

Затем тысячная колонна моряков марширует к Ротонде. И далее масса солдат и моряков затопляет пространство вокруг вокзала. К ним робко присоединяются отрядики местных рабочих из числа «дружин самообороны». Милиционеры временного правительства просто разбегаются, а 200 казаков уговаривают сдаться под «честное революционное слово» не арестовывать их. Сдавшихся казаков и вправду отпускают по домам, однако задерживают казачьих офицеров и увозят на середину Дона, где стоит флагман красных моряков – вооруженная яхта «Колхида». По-видимому офицеров собираются утопить.

После взятия вокзала власть в городе окончательна перешла к большевикам, что было торжественно провозглашено на митинге все в той же Ротонде. Вот что символизирует памятник в парке Горького. Три фигуры – солдат, матрос и рабочий, это главные действующие лица тех событий. «Братишка»-матрос, солдат – выходец из «кацапов», то есть крестьян центральной России, и только рабочий из местных, ростовских...


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

В Ростове на «дьявольском перекрестке» кто-то покорежил  светофор
В Ростове на «дьявольском перекрестке» кто-то покорежил светофор
В Ростове в микрорайоне Мясникован на пересечении улиц Армянской и Атарбекова неизвестные сломали светофор. И вроде бы
Реклама