Выбор Дона

С врачей сняли халатность

С врачей сняли халатность

Нынешний год на Кубани выдался богатым на различные "дела врачей". Вот и сейчас, когда едва успел улечься скандал в Динской ЦРБ, по вине сотрудников которой, как полагает следствие, погиб грудной ребенок, разгорается новый. В поле зрения правоохранительных органов на сей раз попали эскулапы в станице Ленинградской, и все по той же хорошо известной причине - халатности, приведшей к смерти пациента. Для родственников погибшего жизнь в последние месяцы превратилась в хождение по различным инстанциям: ни наказания виновных, ни компенсации морального вреда они до сих пор так и не добились.

Дмитрий Шевченко

Нынешний год на Кубани выдался богатым на различные "дела врачей". Вот и сейчас, когда едва успел улечься скандал в Динской ЦРБ, по вине сотрудников которой, как полагает следствие, погиб грудной ребенок, разгорается новый. В поле зрения правоохранительных органов на сей раз попали эскулапы в станице Ленинградской, и все по той же хорошо известной причине - халатности, приведшей к смерти пациента. Для родственников погибшего жизнь в последние месяцы превратилась в хождение по различным инстанциям: ни наказания виновных, ни компенсации морального вреда они до сих пор так и не добились.

Роковой "пускач"

Жителю поселка Уманского Геннадию Спусканюку уже никогда не сесть за руль трактора. А также не узнать, почему ему, тяжело травмированному этим самым трактором, оказали квалифицированную медицинскую помощь лишь на пятые сутки пребывания в больнице.

Эта дикая история так и не вышла бы за стены Центральной больницы Ленинградского района, если бы до того, как впасть в кому и из нее не выйти, Спусканюк не успел рассказать, что с ним произошло 30 сентября 2007 года. В тот день Геннадий Константинович, тракторист с 24-летним стажем, заступил на воскресную смену: вовсю шел сев озимых, и потому почти все сотрудники сельхозпредприятия "Агро-Юг" работали без выходных. Свой старенький трактор ЮМЗ-6 тракторист знал, как свои пять пальцев, знал и то, что без "пускача" он не заводится. Но на сей раз привычный запуск двигателя обернулся ЧП: трактор почему-то оказался с включенной коробкой передач, и сразу же, как только завелся, покатился под горку. Все произошло настолько стремительно, что ни заскочить в кабину трактора, ни даже отпрыгнуть в сторону, тракторист не успел. Стальная махина весом в несколько тонн наехала на него задним колесом.

На место происшествия сбежались сотрудники предприятия, кто-то вызвал "скорую". Первое, что запомнил пострадавший, придя в сознание, - лицо склонившегося над ним доктора. Затем, несмотря на шоковое и близкое к обморочному состояние, запомнил, как его куда-то везли, но не на "скорой помощи", а на обычной легковой машине в сидячем положении. Оказалось - везли домой, а вовсе не в медучреждение. Там в присутствии врача и выгрузили, оставив в полном одиночестве. Почти сутки Спусканюк пролежал на диване, лишенный возможности даже позвонить по телефону или попросить помощи у соседей.

Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы на следующий день в местную амбулаторию не обратился кто-то из начальства ООО "Агро-Юг": попросил проверить состояние сотрудника, который якобы по неизвестной причине не вышел на работу. "Проверить состояние" вызвался тот самый сотрудник амбулатории, участковый врач Владимир Лаштабег, который накануне фактически отказался госпитализировать изувеченного тракториста.

-Как мне потом рассказали соседи, участковый врач только на второй день после происшествия установил, что у моего отца имеются тяжелые переломы и травма живота, и, наконец, решился отправить его в больницу, - рассказывает дочь Геннадия Спусканюка, жительница краевого центра Ольга Бараева.

Сама Ольга узнала о произошедшем лишь на второй день после инцидента, но когда добралась в станицу Ленинградскую из Краснодара, в районной больнице ей сообщили, что никакой врачебной ошибки не было. Показали даже журнал вызовов врачебной лаборатории, где черным по белому написано: "установлен диагноз "алкогольное опьянение". А на вопрос, что же произошло на второй день, врачи ответили, что со слов пострадавшего, тот просто... упал с крыльца собственного дома.

Между тем, "падение с крыльца", в чем медики смогли убедиться даже без рентгена, обернулось раздроблением костей таза, переломом двух ребер, множественными гематомами в области живота и полной потерей способности самостоятельно передвигаться. Ольга Бараева утверждает, что те четверо суток, что ее отец находился на лечении в Ленинградской ЦРБ, последнее сводилось в основном к борьбе с последствиями шока, тогда как остро стоял вопрос о незамедлительной операции:

-Заведующий травматологическим отделением Эдуард Кондратьев заявил мне, что операцию на костях таза могут сделать только в Краснодаре, в краевой клинической больнице, но везти туда моего отца пока нельзя: он, дескать, может умереть по дороге.

"Смертельный исход гарантирован"

Прождав несколько дней и уже не надеясь на станичных врачей, родственница пострадавшего напрямую обратилась в краевую клиническую больницу им. Очаповского. Там ответили, что ждать с промедлением операции никак нельзя, и что даже если Геннадий Спусканюк вдруг не выдержит транспортировки в Краснодар, везти его все равно надо: его тяжелое состояние в любом случае может грозить летальным исходом.

Лишь на пятые сутки это поняли в Ленинградской ЦРБ. Заведующий травматологическим отделением, разрешил перевести уже практически безнадежного больного в краевую клиническую. В приемных документах, составленных в краевой больнице, откровенную ахинею о "падении с крыльца" заносить не стали. В медицинской карте Спусканюка записали истинную причину его тяжелого состояния: "Через таз переехал колесный трактор...". Краснодарские медики установили также, что кроме переломов, у Спусканюка также имеются сильные повреждения внутренних органов перитонит и развившееся на этом фоне заражение крови. То есть, в районной больнице смертельный исход был ему гарантирован.

В общей сложности, за 28 дней госпитализации в Краснодаре пострадавший перенес около десятка сложных операций. Травматологам пришлось поставить протезы вместо раздробленных костей таза, а хирургам чуть ли не по кусочкам сшивать пищеварительный тракт. Однако было уже слишком поздно: сразу после очередной операции Геннадий Спусканюк впал в кому и, не приходя в сознание, скончался.

Для близких родственников это было шоком: ведь они сами чуть ли не на коленях умоляли станичных врачей отправить пострадавшего в Краснодар. Да и факт неверно поставленного диагноза вкупе с отказом в госпитализации сразу после инцидента с трактором, тоже, вроде бы, налицо. Непонятно было вот что: врачи утверждали, что Геннадий Спусканюк сам их ввел в заблуждение, скрыв производственную травму, однако же свидетельства коллег и соседей тракториста говорят совершенно о другом. Да и сам он незадолго до смерти сумел реконструировать более-менее полную картину произошедшего - во всяком случае, после госпитализации в ККБ, он прямо заявил, что попал под трактор.

Ольга Бараева заподозрив, что врачи пошли на поводу у руководства агрофирмы "Агро-Юг", и, пытаясь скрыть истинные причины травмы, пошли на служебный подлог, обратилась с заявлением прокуратуру Ленинградского района и в Государственную инспекцию труда.

Как следует из акта "О несчастном случае на производстве", составленным по заключению главного государственного инспектора труда в Краснодарском крае, травма произошла в результате "защемления между неподвижными и движущимися предметами", а никак не после мифического падения со ступенек. Да и какие ступеньки, если тракториста нашли совсем не возле дома? Кстати, из того же акта следует, что в момент несчастного случая Спусканюк не был пьян.

Порочный круг

Сразу, как только запахло очередным "делом врачей", в Ленинградскую в срочном порядке отправилась комиссия департамента здравоохранения администрации края. Проверяющие перетрясли больничную документацию, взяли объяснения с главврача ЦРБ Игоря Подкорытова, заведующего травматологическим отделением Кондратьева, участкового врача Лаштобега, но не нашли в их действиях никаких нарушений, кроме того, что пострадавшему не был вовремя наложен тазовый аппарат внешней фиксации.

Как заверяют в департаменте, в запрошенных комиссией документах, в частности, в акте судебно-медицинского исследования трупа и медицинских картах, нет информации для признания действий сотрудников ЦРБ "неправомерными и неквалифицированными".

- Еще до комиссии департамента по моему поручению была проведена служебная проверка, - заявил "Известиям-Юг" главврач районной больницы Игорь Подкорытов. - Да, были найдены недочеты в работе, однако выявленные недостатки не могли повлиять на исход лечения. Большего, чем написано в заключении комиссии, добавить не могу.

Прокуратура Ленинградского района поручила проверить все эти факты районной милиции. Однако в действиях врачей следователи также не усмотрели ничего незаконного. В возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц, Ольге Бараевой было отказано. За семь месяцев хождения по различным инстанциям ей удалось добиться возбуждения уголовного дела только по факту сокрытия несчастного случая на производстве - да и то, лишь после четырех отказов. Только после обращения в прокуратуру края, дело хоть как-то сдвинулось с мертвой точки. Однако сотрудников ЦРБ оно коснется едва ли: скорее всего, крайним назначат какого-нибудь инженера по технике безопасности. Имеется ли таковой в агрофирме и как так получилось, что несчастный случай с трактором не послужил даже поводом для увольнения бригадира, узнать у ее представителей не удалось: руководство "Агро-Юга" оказалось недоступным для комментариев.

Дочь погибшего тракториста уверена: "Агро-Юг" намерено пытался всячески скрыть факт производственной травмы из-за опасений уголовного разбирательства и нежелания оплачивать лечение своего сотрудника. Несколько недель назад Ольга Бараева в очередной раз написала заявление в Ленинградское РОВД, потребовав расследовать факты не только сокрытия несчастного случая, но и врачебной халатности заведующего травматологическим отделением Кондратьева и участкового врача Лаштабега. Но следователь уже намекнул Бараевой, что и на сей раз ее, скорее всего, ждет отказ.

Между тем, страховая медицинская компания "Солидарность для жизни", проведя собственную проверку качества оказанной умершему Геннадию Спусканюку медицинской помощи, обнаружила существенные расхождения с заключением официальной комиссии. Юристы компании указали на вопиющие нарушения стандартов при оказании первичной медицинской помощи и при госпитализации. Послужить официальным подтверждением выявленных фактов попустительского отношения к врачебным обязанностям могло бы заключение независимой медицинской экспертизы. Но вот ведь парадокс - ее могут назначить только по запросу правоохранительных органов в рамках расследования уголовного дела. А поскольку в отношении сотрудников Ленинградской ЦРБ его не возбудили, и, судя по всему, возбуждать не собираются, то и экспертиза назначена быть не может. Поистине порочный круг...

Вырваться из этого круга близкие Геннадия Спусканюка теперь считают делом чести. Поскольку это был бы едва ли не первый прецедент привлечения врачей к реальной уголовной ответственности за халатность. Ведь сколько подобных случаев в Краснодарском крае не то, что не доходят до суда, а даже до двери прокурора. Будем следить за развитием ситуации.

Источник: газета "Известия" ?150 от 15 августа 2008г., региональный выпуск по ЮФО.


Комментарии (0) Войти через соц. сети
Оставить комментарий, как анонимный пользователь
или авторизоваться (так никто не сможет писать от вашего имени)

Смотрите также

Пока что новостей в этом блоке нет

Реклама